14 Дек 2018

Bosnia

pas

Меня спрашивают: «Светская ли страна Босния, сильны ли межэтнические настроения, что там вообще и как?…» Вопросы, большей частью, неопределенны, но говорят о том, что некоторая настороженность в отношении Боснии у вопрошающих присутствует. Известно, что человек боится непонятного, но уж как-то совсем неприлично помереть со страху, когда вам протянули руку для рукопожатия.

Общность языка сближает как ничто иное. Мой, говорящий на множестве языков, товарищ из Словении, по национальности,- серб (сербский — основной язык в его семье,- я акцентирую внимание на этом, потому что, словенский язык заметно отличается от распространенных родственных языков бывшей Югославии), замечал, как его дочь, возвращаясь с международных студенческих форумов, рассказывала, что, несмотря на общую дружелюбную, располагающую к доверительному общению атмосферу, царящую обычно на мероприятиях такого рода, наиболее естественные и устойчивые контакты завязывались среди носителей одного языка. И спонтанно возникали группы дружеского общения среди студентов стран бывшей Югославии — страны, некогда бывшей родиной их отцам. Осознание общей исторической и культурной памяти посещает человека, как правило, в возрасте более зрелом, нежели тот, в котором еще не угас интерес к студенческим тусовкам — язык предопределяет симпатии вне возрастных зависимостей. Язык — фактор, консолидирующий нацию, однако, в современных условиях, утрачивающий приоритет на самоидентификацию его носителя.

mine

За период с 1992 по 2012 год, от мин пострадало 8’035 человек. Общая зараженная минами территория современной Боснии составляет около 1’262,82 km², т.е. 2,5 процента всей территории страны. Уже после окончания войны, погибло на минах 593 человека из них 46 саперов. С сентября 2012, погибли 3 человека.

Стоимость разминирования квадратного метра составляет 4КМ (~2.05€). Разминирование осуществляется, в основном, на средства, поступающие от Евросоюза, США, благотворительных европейских организаций, значительную помощь постоянно оказывает Япония. Согласно плану разминирования, Босния должна быть очищена от мин к 2024 году полностью, но поскольку все работы по разминированию ведутся, главным образом, за счет иностранной помощи, реальность сроков прямо зависит от ее регулярности и объемов.

На руках у гражданского населения, по оценкам правоохранительных органов, находится 750’000 единиц нелегального огнестрельного оружия.

Смертность от его применения выше, чем от мин.

Общий язык — элемент необходимый для начального отождествления себя с первичной социальной группой, но недостаточный для устойчивой самоидентификации с более широким социумом, могущим содержать в себе достаточно предпосылок для утраты внутреннего согласия. Отождествление себя, по каким-либо основаниям, с некоторым локальным социумом, принадлежность определенной, отдельной группе — это и есть противопоставление себя другой или всем другим. Такое противопоставление не обязательно может быть конфронтацией, но определенную тенденцию оно в себе заключает. Особенно жесткие требования в отношении самоидентификации предъявляют своем адептам религиозные объединения, образования, социальные религиозные институты. Но и в целом стихийный (неорганизованный), относящий себя к определенной религиозной традиции, социум часто весьма чувствителен во всем, что может касаться его религиозного выбора.

Несмотря на то, что вопросы религии и веры достаточно разведены, как общей философской, так и теологической мыслью, ясно, что экуменические идеи не достигли каких-либо очевидных успехов, а тенденции секулярные подвергаются заметному противодействию со стороны духовных институтов. Религия, в современном мире, часто усваивается различными социальными группами, как некоторая культурная традиция, как некая данность, как указание на способ групповой самоидентификации.

В случае, когда усилиями светских государственных деятелей не достигаются заметные, или адекватные представлениям их сограждан, успехи в заботе о национальных интересах, общество неизбежно начинает прислушиваться более внимательно к лидерам иным, нежели официальная власть, и каким социальным слоем выдвигаются новые авторитеты, зависит как от политической культуры общества, так и от общей культурной традиции конкретного социума.

  • sina
  • pra_2
  • mec_1
  • kat
  • mec_2
  • pra_1
  • Синагога. Сараево
  • Православная церковь. Тузла
  • Мечеть. Грачаница (БиГ)
  • Католический собор. Сараево
  • Мечеть. Маглай
  • Православный храм. Баня-Лука

Но Босния — страна вполне светская, и мне не показалось, что ее граждане не удовлетворены этим состоянием. Мне случалось обнаруживать, что порой во время наших совместных экскурсий, некоторые из моих босанских приятелей ревниво подсчитывали и сравнивали количество строящихся на посещенной нами территории мечетей и христианских церквей. Причем, резюме по итогам этого условного соревнования выглядело не лестно для любого из его участников, несмотря на ощутимую пристрастность болельщика: «Лучше бы школу построили…». Жилищное же строительство одобрялось без оговорок, и, если объемы такого строительства на сербской территории превышали встретившиеся нам в мусульманской зоне, то критические замечания адресовались своим руководителям: «Надо брать пример с сербской администрации».

Надо сказать, что без исключения все общавшиеся со мной мусульмане (я жил в мусульманской зоне и, соответственно, оттуда же происходит большинство моих контактов) проявляли образцовую политкорректность в отношении других конфессий, национальностей и государств. Разумеется, я получил презентами некую толику публицистики, посвященной недавней войне, но без каких-либо комментариев со стороны дарителей, возможно, некоторые из моих собственных приобретений документального кино, отчасти, направлялись предвзятой рекомендацией, но за все время нахождения в Боснии, при обилии контактов, ни разу мне не пришлось наблюдать даже вербальных агрессий в чей бы то ни было адрес, если не считать претензии в адрес собственной администрации,- но, как раз это поведение, мне представляется совершенно закономерным и естественным. Балканы на протяжении огромного исторического периода являли пример толерантного сосуществования людей, исповедующих различные религиозные взгляды.

Боснийский военный конфликт не был следствием межэтнических противоречий, как это часто преподносят заинтересованные лица, и, вслед за ними повторяют лица, не утруждающие себя размышлениями,- нет фактов ущемления этнических, национальных или религиозных инициатив в бывшей Югославии. Характер межэтнического противостояния был привнесен в него вследствие естественной консолидации человеческой массы вокруг той идеи, с которой отдельный индивидуум себя ассоциирует, вокруг тех лидеров, что, по его мнению, эту идею выражают, в процессе центробежных тенденций, при распаде большого государства и разделении его собственности наследниками, не сумевшими в конкретной ситуации прийти к консенсусу. Военные конфликты порождаются меркантильными, приземленными причинами, но как показывает исторический опыт, до откровенного вскрытия этих причин, роли политических элит, отечественных и международных, ответственных за кровопролитие, и доли их ответственности, проходит некоторое время, которое может оказаться и значительным — время, требующееся не столько для изучения и осмысления произошедших событий, сколько для того, чтобы, наконец, новые элиты потеснили непосредственных участников тех процессов.

Система государственной власти Боснии и Герцеговины слабо централизована, устройство ее государственно-политического механизма громоздко и на редкость неоптимально, что не способствует консолидации общества вокруг единого светского руководства, как следствие, не способствует консолидации общества в целом, и нагружает бюджет расходами на неэффективный механизм управления. Дороговизна администрирования никак не способствует росту народного благосостояния.

Независимость Боснии и Герцеговины была провозглашена в 1992 году, но оформление государственного устройства задержалось до прекращения боевых действий. В соответствии с Дейтонским соглашением 1995 года, Босния и Герцеговина была разделена на два основных федеральных образования: Федерацию Боснии и Герцеговины и Республику Сербскую. Позже, в 1999 году, международным арбитражным трибуналом, учрежденным по Дейтонскому соглашению, было принято решение по Области Брчко, бывшей спорной территорией, и приобретшей статус независимой области (Distrikta Brčko), которая не принадлежит ни одному из субъектов, но находится под контролем государственных институтов и международного сообщества. Весь механизм государственной власти, во всех его ипостасях, как то: судебная, государственная, исполнительная, повторен для каждого субъекта. Дистрикт Брчко имеет свои органы управления, свою полицию и отдельные судебные органы.

Все это нагромождение и смешение государственных ресурсов,- к которому добавьте неусыпный деятельный международный контроль и перманентное правовое творчество субъектов,- воспринимается рядовым человеком, как некая управленческая эклектика, подрывая в нем доверие к эффективности такого механизма и оставляя неуверенность, растерянность перед ближайшими перспективами. А между тем, необходимость в масштабных эффективных экономико-хозяйственных мероприятиях ощущается чрезвычайно остро: война разрушила прежние хозяйственные связи единой страны, способствовала потере капитала обществом в целом, и частных накоплений большей части граждан (всегда есть кто-то, кто поправил за войну свой достаток, но число этих господ ничтожно), и подоспевшая международная рецессия лишает робких иллюзий на скорый выход из кризиса.

square_tilia

Несмотря на казалось бы имеющиеся основания для уныния, босанцы — это замечательной жизнерадостности, редкого трудолюбия и чрезвычайной приветливости люди. Как и везде, люди более доброжелательны и простодушны вдали от урбанистической скученности, но даже в самом Сараево приходилось наблюдать примеры толерантности, к сожалению, не характерные для моих сограждан: человеку, выезжающему с примыкающего направления на главную дорогу, всегда уступят. В случае, если водитель испытывает какие-либо затруднения с маневром,- какой бы сложной ни была дорожная ситуация, насколько бы ни казалось изматывающим ожидание в «пробке»,- ему уступят, помогут, ободрят. Образцовое взаимное уважение среди участников дорожного движения. Через месяц вождения по дорогам Боснии, мои навыки вождения переменились радикально. В сущности, до того, я полагал себя адекватным водителем, но здесь обнаружил странное удовольствие уступать, раскланиваться, благодарить на дороге. Если вы пытаетесь запарковать ваш автомобиль в потенциально опасное для себя и окружающих место, совершенно случайный прохожий обязательно остановится, подойдет и знаками поможет вам закончить ваш «цирковой номер». Не сказать, чтобы большое почтение босанские водители испытывали по отношению к дорожным знакам, но необходимое количество дорожной полиции и бдительные камеры наблюдения способны пробудить ответственность в самом нечутком автомобилисте. Вскоре, лично моя дисциплинированность на дороге достигла заоблачных высот, но, в силу присущей мне скромности, материальными знаками поощрения за безупречное вождение я не обзавелся, но горячо верю, что таковые заслуживал (а не те два-три штрафа, что, видимо, ошибочно мне выписали).

Жители Боснии любят свою страну, и вы легко расположите к себе любого босанца, восторгаясь Боснией, для чего вам не потребуется «кривить душой»: воздух, небо, горы,- цвета Боснии насыщены единственно привлекательными оттенками красок, здесь нет оттенков, про которые вы бы сказали «ядовитый», «острый», «тревожный», горячее солнце вскоре напечет вашу голову, и вы погрузитесь в необъяснимое рационально состояние эйфории (посещавшее ранее лишь при виде денег) на долгое время. Природа здесь обращена к человеку самым доброжелательным образом. Одно из самых сильных моих впечатлений — отсутствие комаров даже вблизи водоемов и болот. Явление, совершенно загадочное при том, что все иное жужжащее и летучее присутствует на своем месте в экологической системе. Причем, в целом все природное сообщество пребывает в количествах явно указывающих на здоровую экологию и свою наглую распущенность вследствие лености хищного элемента: выбежавшая прямо передо мною из заведения питания ласка, торопясь ровно настолько, чтобы ее презрение к созерцающим ее не перестало быть очевидным, пересекла дорогу и удалилась в глубь города, в самом его центре. В центре же города, вы вполне можете увидеть ящериц, куда-то спешащих по стенам домов. Дорогу перед моим автомобилем пересекали и олени, и неправдоподобно яркая, пышная лиса. Единственно не везет нерасторопным ежикам, которых,- что особенно заметно ранним утром,- огромное количество гибнет под колесами машин.

tvrdzava

В небе кружат хищные птицы… Здесь — раздолье для охотников. По всему судя, эту страну имел ввиду O’Генри, говоря, что есть место, « где опоссум сам слезает к охотнику с дерева, не дожидаясь, чтобы дерево срубили». В один из выходных дней, я был как-то приглашен в загородный дом, называемый здесь «уикендица», к одному из руководителей спорта в БиГ, в прошлом, известному спортсмену, который оказался заядлым охотником. Гостей было довольно много, общение — живым и неформальным, и в какой-то момент хозяин дома решил, что если он приостановит кратко свою опеку над оживленно беседующими гостями, то едва ли доставит какой-либо ущерб им или своей репутации гостеприимного хозяина, т.к. стол полон, и изменить это обстоятельство потребуется усердие и время, а в направлении беседы уже нет нужды. В доме обнаружилось больше одного ружья, и он, видимо, из того факта, что я заинтересовано листал перед тем его карты местных охотничьих угодий, произведя вывод, что охотничий азарт мне не чужд, предложил мне пройтись поохотится. Я разочаровал его своим отказом, и он вышел из дома один, а я вернулся к компании. Возможно, разговор как-то отвлек мое внимание от течения времени, но мне показалось, что с момента его ухода, до возвращения с трофеем, прошло не более пяти минут. Подозреваю, что он подстрелил того зайца прямо с крыльца своего дома.

Если ваша встреча не носит официального характера, то уже со второго слова ваш босанский собеседник перейдет на «ты», правда, общение не приобретает после этого характер навязчивой фамильярности. Обращение «ты» свидетельствует более о расположении к вам, нежели о чем другом. Наиболее вероятно, что вы будете очарованы манерами собеседника.
Огромный босанец, совершенно разбойничьего вида, в бандане, разукрашенной черепами, в пустой, поздней, «кафане», хозяева которой терпеливо дожидались нашего с ним отбытия, читал мне Пушкина безо всякого акцента, и конфузливо признавался, что учебу в целом недолюбливал, оттого больше ничего из уроков русского и не усвоил. Правду сказать, я едва припомню пару строк из текстов, что давались нам на уроках иностранного в школе, хотя был не «последним учеником». На другой день, он за два квартала кричал мне и махал рукой: «Хало, рус, добар дан! Како си?».

Прохладное отношение к образованию характерно не только для части босанцев, но, в целом, вся государственная политика в области образования не сформулировала для общества своих приоритетов до сих пор: около 25,4% жителей не закончили начальную школу, около 21,7% населения имеют только начальное образование, около 43,8% населения закончили среднюю школу и приблизительно 9% населения имеет высшее образование. Большие различия в уровне образованности мужчин и женщин: процент женщин, образование которых только на уровне начальной школы, очень высок. Сегодня в Боснии и Герцеговине действует около 1000 начальных школ, 400 средних и 8 университетов с 95-ю факультетами и 67 000 студентов-очников. Развивается и сеть частных университетов. Начальные школы посещают около 98,14% детей 6-14 лет, 70,9% молодых людей в возрасте 15-19 лет посещают школу и колледж, около 34,29% молодых людей 20-29 лет, с ними очень небольшой процент людей старшего возраста, получают высшее образование.

Сами босанцы шутят: «жена черногорца прячет «заначку» от мужа под лопату, а жена босанца — в книгу».
Между тем, именно Босния,- ее природа, многогранная культура, история,- вдохновляла творчество Эмира Кустурицы, нобелевского лауреата Иво Андрича, потрясающего слогом и глубоким психологизмом Мешу Селимовича. Из Боснии происходит культовая для Балкан рок-группа «Бело дугме», в которой лежит начало коммерческого успеха Горана Бреговича (мне нравится его музыка, я лишь сожалею, что заслуженное благополучие не снизошло на всех, с кем он начинал). По мере узнавания страны, я проникался мыслью, что частью славы «родины слонов» Россия должна поделиться с Боснией и с Балканами (я — в плену балканского кинематографа, поэтому славлю не лукавя…). Я очень настороженно, если не сказать, предвзято отношусь ко всякого рода фестивалям этнических достижений — творческих, музыкальных и прочих. По мне, так — педалирование на национальном аспекте в, например, музыкальной культуре, является попыткой вуалирования недостатка самой музыкальной культуры. Хорошая музыка — хороша для любого уха, и есть достижение и достояние мировой культуры, при этом не приходилось слышать, чтобы какая-либо обширная или малочисленная «могучая кучка» владела патентом на хорошую или «самую хорошую» музыку. Поэтому, приглашение на фестиваль этнической духовной музыки в Боснии мной было воспринято не без внутреннего напряжения. И я на этот фестиваль и не попал, но мне презентовали его качественную запись, причем я сам выразил желание ее получить, после того, как отважился посетить концерт этно-рок-группы, в которой играл сын моего товарища. Чтобы хоть сколько-то ограничить «растекание мыслью по древу» (да простит меня Боян за исковерканную цитату), скажу лишь, что это — хорошо.  

На вопрос «Как дела?» босанец всегда бодро ответит: «Добро». Это не означает, что он принял ваш вопрос, как риторический, и столь же формально отреагировал. Как раз ваши отношения могут быть вполне конфидентными, но на «дела» здесь не принято жаловаться, как бы они не были в действительности нехороши.

Оттого, по-видимому, и фасады домов в Боснии всегда безупречны, как если бы только были отремонтированы, стены же обращенные во двор, скрытые от глаз посторонних, могут быть не оштукатуренными.

Я, к сожалению, не успел познакомиться со всеми босанцами. Поэтому, обобщать,- все ли они подобны тем, с кем я свел знакомство,- мне трудно. Такие они, как мы, или нет? Дать характеристику конкретному человеку, рассказать что-то о нем, я еще как-нибудь смогу, не без субъективизма, но охарактеризовать сколько-нибудь значительные людские группы я неспособен. Не дается мне подобный синтез (да и чужие подобные обобщения воспринимаю не без скепсиса).

Мне кажется, чем больше узнаешь человека, тем он более выделяется из малопонятного «они», тем более очевидной становится его индивидуальное, хотя что-то типическое, характерное, предопределенное культурной традицией может обнаружится, т.к. с другой стороны, даже самая яркая индивидуальность не может не содержать в себе чего-то общего для среды, в которую помещена, или из которой произошла. Так что право на обобщения вы имеете всегда, другое дело, по верным ли поводам вами такое обобщение сделано.

Мне, кажется, всегда везло на интересных и хороших людей (необычных?), и таких я припоминаю довольно много. Случайных и тех, с кем годами поддерживаю связи. Это, в общем-то странно — самому себе я кажусь человеком консервативным, малорасположенным к новым контактам, т.е., говоря откровенно, угрюмым, грубым, злобным, и, председательствуй я в «Обществе охраны животных», я бы не допустил, чтобы такому доверили завести бойцовую собаку, из жалости к последней. Однако, по всему судя, мне удается ловко скрывать от окружающих свою действительную натуру, и каким-то образом располагать их к своей персоне. Да, вот так — коварством и обманом, которые мне ничего не стоят…

Я провел в Боснии полтора года, покидая ее лишь ненадолго, чтобы вернуться спустя несколько дней. Я, действительно, человек малообщительный, предпочитающий уединение за умным чтением, поводы, ради которых я вылезаю из «своей пещеры», крайне ограничены и редки, а состав компании, в которую я все-таки выбираюсь, невелик и неизменен многие годы. Но это — в России. Было бы глупо, нелепо и невежливо так же провести досуг и в Боснии. Вероятно, я бы не завел обширных и прочных знакомств и здесь, если бы не природная живость моих босанских знакомых, не их общительность, исключительные доброжелательность и радушие. Разумеется, я и сам, как только позволяло время, пытался куда-нибудь съездить, что-то посмотреть, что-то почитать, чтобы получить представление об обычаях, культуре, самих людях, но вряд ли бы я смог самостоятельно произвести 10-ую часть тех наблюдений, которые мне все-таки достались, если бы мои босанские приятели не тратили самоотверженно (а так оно порой и выглядело) свое время, чтобы «запихнуть» в меня как можно более впечатлений и информации о своей стране.


Я сбил собаку на шоссе, сразу на выезде из Зеницы. Кавказскую овчарку. Дорожная ситуация не позволяла особо маневрировать, но я сбросил скорость сколько мог, рывками, чтобы прилепившийся сзади водитель успел отреагировать. Мне казалось, что удар не был сильным, в машине касание казалось малозаметным. Сумерки, быстрый поток машин, невозможно остановиться — я не увидел, куда делась собака, и что с ней. Но, приехав в Сараево, обнаружил, что бампер сильно треснул,- до того, я не рассчитывал увидеть никаких следов от столкновения.
Через месяц-два, на обочине дороги в Грачанице (БиГ), я увидел лежащую в крови кавказскую овчарку, явно сбитую автомобилем, в точности, как если бы это была та самая. Я вышел из машины и подошел к собаке. Собака лежала молча, неподвижно, без малейшей попытки шевельнуться при моем приближении, подняв, наподобие сфинкса, голову. Она смотрела внимательно, ни дружелюбно — ни агрессивно, прямо в глаза, не отводя взгляд, и дышала, казалось, ровно.
Я начал названивать всем знакомым. Ветеринарная служба, оказалось, находится «в двух шагах», но — день воскресный, кроме сторожа, никого. Однако, уже через несколько минут подъехали мои друзья, друзья моих друзей, вызванные ими ветеринары. Ранее установленный мной на дороге предупреждающий знак передвинулся далеко в конец цепочки вставших на обочине машин, кто-то встал рядом с ним, чтобы знаками предупредить водителей большегрузных машин о необходимости сбросить скорость (движение на этом участке было довольно интенсивным).
Не все приехавшие были в приятельских отношениях, им было неловко от скученности, они несколько принужденно улыбаясь объясняли друг другу: «Ну да, этот русский, вот он чудак, паникер…» — «Он недавно сам сбил такую» — «Надо помочь, все равно, конечно, что делать?…». Ветеринары работали с четкость киношной реанимационной бригады. Один страховал второго от внушительных зубов, пока тот, ловко, быстро, осторожно, ввел обезболивающее, что-то успокаивающим голосом обещая животному… Я видел участие во всех глазах. Сколько увечных тварей я не подобрал в детстве, они все умирали… Собаку пришлось усыпить.

У меня — наилучшие впечатления о людях, которых я узнал в Боснии. Я желаю им все благополучия и здоровья, а их Родине — процветания. Надо дружить… Будем.

Теги: