14 Дек 2018

Иногда они возвращаются…

Книга — такое же явление жизни, как человек, она — тоже факт живой, говорящий, и она менее «вещь», чем все другие вещи, созданные и создаваемые человеком.
© М.Горький

На запрос «Голицын Дмитрий Петрович», любой «поисковик» выдаст массу ссылок, из которых любознательный человек узнает немало подробностей из биографии этого представителя знаменитого княжеского рода.

Не обойдется и без некоторого количества недостоверной информации, такой, как, например, предлагаемая сайтом «az-libr»,— «глобальная сеть» стремительно теряет доверие!— Голицын-Муравлин скончался и похоронен не в том Вышеграде, которому посвятил известную книгу Иво Андрич, а в венгерском Вышеграде (Вишеград),— примером источника, заслуживающего внимания можно обозначить, например, книгу Анны Демидовой «Голицыны. Главные помещики» (Рипол Классик, 2014, ISBN 5386077570, 9785386077570 ).

С момента написания Его сиятельством, князем Дмитрием Петровичем Голицыным черногорских очерков минуло много более века. Казалось бы, в сравнении с возрастом египетских пирамид, срок не столь уж и впечатляющ. Между тем, развитие средств распространения и накопления информации делает ближайшую к современности историю все более осязаемой, весомой в ощущениях наблюдателя. Время правит хронометраж в квантах событий, доставляемых информационным потоком, который разгоняется все более и более. Информационная емкость, вместительность, времени выросла и продолжает расти — кажется, сегодня время длится иначе, нежели совсем недавно. Ничтожный в исторической ретроспективе срок обрел способность вмещать гигантское количество событийного материала. От той временной отметки, с которой обозревал Балканы Дмитрий Петрович, мир в целом пережил хорошо памятные гигантские потрясения, история «южных славян», которой так сопереживал Голицын, пополнилась как периодами стремительных взлетов, созидательных свершений и общественного согласия, так и примерами сокрушительных катастроф общественного устройства, кризиса государственности, экономики и кровавых межэтнических столкновений…

Некоторые события, ожидавшие Балканы, были прозорливо предугаданы автором Очерков, хотя, по признанию самого автора, его едва ли можно полагать искушенным в вопросах мировой дипломатии и в тех ее нюансах, что непосредственно касаются вопросов балканского, «южного» славянства. Я не имею представления, может ли эта его книга профессионально заинтересовать историка,— безусловно, автор — наблюдательный, эрудированный и энергичный путешественник, обладающий выразительным, красивым, безупречно литературным языком, способным увлечь читателя, создать иллюзию сопричастности к действию и времени очерков…, но, например, мой беглый поиск по сайту нашего ведущего балканиста, Гуськовой Елены Юрьевны, не обнаружил следа ссылок на работу Голицына. Вероятно, и этнограф найдет больше профессионально интересного для себя материала, например, в трудах лестно рекомендованного Голицыным в своей книге Ровинского П.А. (книга последнего легко ищется в сети). Тем не менее, лично меня черногорские очерки Голицына-Муравлина увлекли настолько, что я решил «вернуть книгу читателю» — мне импонирует чрезвычайно неравнодушие автора и его эмоциональная искренность, педантичность и достоинство. Жанру путевых записок, авторов ушедших и наших образованных современников, свойственен особый литературный стиль, и «фигуры речи» черногорских очерков Голицына-Муравлина мне кажутся очень близкими моей собственной природе.

В повествование автора плотно вплетены тревоги и надежды его современников, исторические зарисовки и картины современной политический жизни.

Отдельные замечания и рассуждения автора, среди ныне принятых приемов политического оборота, несомненно, будут осуждаемы, как некорректные политически, неуместные и недопустимые. Полагаю, однако, что, для современников автора, как раз эти его взгляды были широко распространенными и общепринятыми. Трудно сказать, насколько безупречными покажутся потомкам наши сегодняшние ценностные шаблоны или увлекающие людские массы идеи. Как гражданин, патриот и государственный служащий, автор неминуемо пребывал вовлеченным в общественное действие, интересы которого создавали практически востребованные субъектом стереотипы, шаблоны, взгляды на актуальные процессы социумов локальных и глобальных, на этногенез и национальные политики отдельных государств.

Оригинальная книга альбомного формата содержит много фотографий, запечатлевших красоту Черногории 19-го века и позволяющих проникнуть в быт её жителей. Но я не рискнул «перегрузить» электронную публикацию иллюстрациями, поэтому электронная версия визуально выглядит много аскетичней в сравнении с оригиналом. При этом, оригинальные фотографии были мной «разбавлены» моими собственными фотографиями, с целью привнесения некоторого ощущения временной связи Черногории современной и той, которую много лет назад обозревал путешественник.

Читать on-line:

Теги: , , ,