17 Ноя 2018

Koto tamo peva?

Матрена. Да ведь ты меня грабишь.
Наркис. А для чего ж мне тебя не грабить, коли я могу. Что же я теперича за дурак, что мне от своего счастья отказываться!
© Островский А.Н. Горячее сердце

Белград встретил неприветливым хмурым небом и рассеянным моросящим дождиком, который то становился совсем редким и сходил на нет, то вдруг спохватывался, нащупывал нас в автомобильном потоке, и припускал на короткое время, затем снова терял нас из виду и впадал в дрёму.

Окологастрономические балканские ретроспекции

Таити, Таити… Не были мы ни в какой Таити — нас и здесь неплохо кормят.

© Возвращение блудного попугая

Рестораны балканской кухни в Екатеринбурге — посещаю их, вероятнее всего, с целью вернуть жизненные силы каким-то ранее полученным, в значительном от сего места удалении, впечатлениям, но убеждаюсь каждый раз заново, что «больному» требуется более серьезная реанимация, а может даже «чудо воскрешения»,— все-таки некоторые вещи впечатляют лишь единожды, благодаря стечению многих обстоятельств, некоторым из которых человек в разное время приписывает разное значение, а какие-то и вовсе из вида упускает. Пока моя память удерживает хоть некоторые ретроспекции, надо бы поспешить их зафиксировать — со временем они не становятся содержательнее.

Иногда они возвращаются…

Книга — такое же явление жизни, как человек, она — тоже факт живой, говорящий, и она менее «вещь», чем все другие вещи, созданные и создаваемые человеком.
© М.Горький

На запрос «Голицын Дмитрий Петрович», любой «поисковик» выдаст массу ссылок, из которых любознательный человек узнает немало подробностей из биографии этого представителя знаменитого княжеского рода.

У моря синя

Опять въ Черногорію удивлялись многіе, слыша отъ меня, что я собираюсь побывать въ третій разъ въ прелестномъ приадріатическомъ княжествѣ. И что за охота ѣздить въ дикіе края?!

Едем в Будву

По мере приближения к Фоче дорога начала стремительно ветшать, и я начал подумывать, не зря ли я пренебрег рекомендованным мне маршрутом через Требинье, который я наметил нам для обратного пути. Впрочем, видели мы дороги и хуже. Да и фея из навигатора ни голосом, ни словом не намекнула, что близок конец цивилизации.

Так что все неплохо. Зато мы попили кофе в какой-то невозможной глуши, на вершине горы, где существование электричества казалось невероятным и излишним, и видимые внизу, среди других вершин, опоры линии электропередач выглядели странными и нелепыми, невесть как сюда забравшимися.

Надо бы все-таки уточнить дорогу:

Босния

Вся территория, занимаемая государством, составляет 51’209.2 km², из них море 12.2 km², сама береговая линия невелика — примерно 25 км. В 2013 году должна быть проведена перепись населения. Перепись проводится с 17 века, но последняя была еще во времена Югославии (1991г.).

Мунара

На середине перехода дорога вилась вокруг горы и привела нас к реке Храме. Мы ехали по ее течению, а на склоне гора подалась влево и очистила нам вид на мост великолепный!.. В диких, снегом занесенных степях вдруг наехали на такое прекрасное произведение архитектуры, ей-богу. Утешно! и удивляет!.. Я долго им любовался, обозревал со всех сторон; он из кирпича; как искусно сведен и огромен! Река обмывает только половину его, в другой половине караван-сарай, верно, пристройка к полуразрушенному; меня в этом мнении укрепляет то, что остальная часть состоит из четырех арок, которые все сведены чрезвычайно легко и с отличным вкусом, — нельзя, чтобы строитель не знал симметрии; верхи остры; первая от караван-сарая, или средняя, самая большая, по моему счету 40 шагов в диаметре: я ее мерил шедши и параллельно там, где течение реки уклоняется; третья арка больше второй, но меньше первой, четвертая равна второй. Караван-сарай велик, но лучше бы его не было; при мне большой зал был занят овцами; не знаю, куда их гонит верховой, который с конем своим расположился в ближайшем покое. С середины моста сход по круглой, витой, ветхой и заледеневшей лестнице, по которой я было себе шею сломил; это ведет в открытую галерею, которая висит над рекою. Тут путешественники, кто углем, кто карандашом, записывают свои имена или врезывают их в камень. Людское самолюбие любит марать бумаги и стены; однако и я, сошедши под большую арку, где эхо громогласное, учил его повторять мое имя. В нескольких саженях от этого моста заложен был другой; начатки из плиты много обещали; не знаю — почему так близко к этому, почему не кончен, почему так роскошно пеклись о переправе чрез незначительную речку, между тем на Куре, древней Цирусе Страбона, нет ничего подобного этому. Как бы то ни было, Сенаккюрпи, или, как русские его называют, Красный мост, свидетельствует в пользу лучшего времени если не для просвещения, потому что Бетанкур мог быть выписной, то по крайней мере царствования какого-нибудь из здешних царей или одного из Софиев, любителя изящного. Съехавши с мосту, я долго об нем думал…

© А.С.Грибоедов